e-mail: info@mvdrb.ru


Непрерывный скорняжный шов

В том же XIV веке Ги де Шолиак применил непрерывный скорняжный шов для ушивания ран желудка и толстой кишки. Концы нити после затягивания узлов при этой операции выводились из брюшной полости наружу.

В XV веке Эркулан после зашивания кишечной раны окутывал поврежденный участок отрезком кишки, взятым у только что убитого животного.

Однако самые разнообразные попытки хирургов того времени, предпринимаемые при повреждении кишечника для спасения больных, как правило, не достигали цели. Врачи были в беспомощном состоянии в борьбе с нагноениями.

Неизменно неблагоприятные исходы при операциях на кишечнике заставили хирургов XVI века отказаться от кишечных швов. В этом периоде А. Парацельс рекомендовал для спасения больного лишь единственное средство: подводить раненую петлю кишки к стенке живота с образованием калового свища.

До начала XVIII века считалось общепризнанным, что при поперечных разрывах кишки единственной мерой спасения является наложение anus praeternaturalis.

В начале XVIII века Литрэ внес предложение при гангренозных грыжах производить резекцию омертвевшего участка кишки с последующим восстановлением ее проходимости с помощью кишечного шва, однако из опасения гибели больных всегда предпочиталось наложение anus praeternaturalis.

Показателен пример, приводимый М.Б. Городинским (1926): французский хирург Сабатье, найдя во время операции в 1707 году почерневшую петлю кишки по поводу грыжи, „отложил в сторону нож и торжественно поставил больного в известность о предстоящей ему смерти, которая и последовала на следующий день“.

Предложение Литрэ впервые осуществил лейб-хирург герцога Брауншвейгского Рамдор, который вместо резекции применил инвагинацию приводящего отрезка кишки в отводящий.

XIX столетие явилось веком знаменательных открытий.