e-mail: info@mvdrb.ru


Анестезиолог и ассистент

Не только анестезиолог и ассистент обязан сообщить об этом хирургу, но и всякий врач, присутствующий в операционной, если первый заметит случившееся. Лучше поднять 10 лишних ложных тревог, чем упустить одну настоящую! Хирург не должен обижаться, если сообщение об остановке кровообращения окажется ложным.

По предложению Лехи и Ружичка (1950), можно вколоть в сердце иглу с широким просветом и вставленным в нее. Колебание иглы позволяет судить о наличии и качестве сердечного сокращения. В дальнейшем, эта игла служит для внутри- сердечных инъекций, если применение таковых будет признано необходимым. Обычно один уже укол в сердце является стимуляцией его деятельности. Кронкайту (1953) удавалось в течение 24 часов 23 раза справиться с остановкой сердца одним только уколом сердечной стенки.

При вскрытой грудной или брюшной полости хирург в тех случаях, когда само сердце недосягаемо, может быстро охватить крупные сосуды, чтобы установить отсутствие или наличие пульсации. Однако нельзя терять драгоценное время на уточнение диагноза. Здесь повторные измерения кровяного давления и ощупывания пульса совершенно. Следует отклонить также выслушивание сердца, так как оно в этот тревожный момент совершенно ненадежно. Поэтому пи в косм случае нельзя прерывать искусственное дыхание. Покорность судьбе при «смерти больного па операционном столе» или при «смерти от наркоза» никогда не оправдана. Независимо от предварительных перспектив на оживление у каждого больного следует проделывать все мероприятия. Слишком мало или слишком поздно думают о возможности непосредственного оживления сердца. Уже неоднократно с успехом были оживлены и сердечные, и легочные больные,  люди в состоянии кахексии.